Skip to content

Радуга Шесть (комплект из 2 книг) Том Клэнси

У нас вы можете скачать книгу Радуга Шесть (комплект из 2 книг) Том Клэнси в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Книги Красный шторм поднимается комплект из 2 книг , Том Клэнси. Остросюжетный роман популярнейшего современного американского писателя Тома Клэнси.

Политика , Том Клэнси, Мартин Гринберг. Политический триллер популярнейшего современного американского писателя Тома Клэнси, написанный им совместно с М. Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Балтимор , Мэриленд , США. Содержание 1 Биография 2 Библиография 2. У этой статьи нет иллюстраций.

Луазель был хорош во всем, но не являлся узким специалистом. Подобно всем остальным, он был экспертом во всех видах оружия, а в его досье говорилось, что он великолепный снайпер, как с пистолетом, так и с винтовкой.

У него на лице сияла спокойная, уверенная улыбка — знак полной уверенности в себе. Следующим был фельдфебель Дитер Вебер, также парашютист и выпускник школы германской армии, в которой готовили Berger Fuhrer, или альпийских специалистов, которые чувствовали себя в горах как дома. Это была одна из труднейших школ в любой армии мира. Блондин со светлой кожей, шестьдесят лет назад Вебер мог бы красоваться на плакатах, приглашающих арийцев служить в СС.

Его английский, сразу понял Динг, был лучше, чем у него самого. Он мог легко сойти за американца или англичанина. Он слишком высок, подумал Динг. У него интересные глаза, холодные, как лед. Такие глаза обычно прячутся за прицелом винтовки. Вебер был одним из двух снайперов группы, стреляющих на дальние расстояния.

Старший сержант Гомер Джонстон был вторым. Альпинист из Айдахо, он застрелил своего первого оленя в девять лет. Он и Вебер были друзьями-соперниками. Джонстон выглядел самым обычным во всех отношениях и был скорее бегуном, чем тяжелоатлетом при росте метр восемьдесят три и весе семьдесят три килограмма. Он начал свою карьеру в й воздушно-десантной дивизии в Форт Кэмпбелле, Кентукки, и быстро втянулся в черный мир армейской разведки.

Это были американцы и британцы. Все они принимали участие в акциях в Северной Ирландии и многих других местах.

Все были крепкими и в отличной физической форме. Каждый был умен и опытен, и понимание этого оказало странное угнетающее влияние на Динга. Ему казалось, что, несмотря на свой огромный опыт оперативной работы в поле, ему придется завоевать уважение членов своей группы и сделать это как можно быстрее. Он действительно был старшим в группе, сорок один год, бывший сержант в м полку Специальной Воздушной Службы и недавно повышен в звании до главного сержанта.

Подобно остальным членам группы, на нем не было военной формы, и все они были одеты в стандартную одежду без знаков различия.

Где бы я мог переодеться? Такое вступление удивило их, увидел Джон. Некоторые участники конференции продолжали смотреть на него. Остальные опустили головы и уставились на лежащие перед ними блокноты.

Наша оперативная доктрина будет несколько отличаться от доктрины организаций, из которых вы прибыли. Мы создадим ее в процессе подготовки, которая начнется завтра. Готовы мы к этому? Нам понадобится, по моему мнению, три недели. Если нужно сделать что-то — делайте это и побыстрее. Я начну проводить учения со следующего понедельника.

Вы должны понять, что я не жесткий человек и со мной можно работать. Мне приходилось принимать участие в операциях, и потому я знаю, что почем. Я не ожидаю совершенства, но надеюсь, что мы всегда будем стремиться к нему.

Если мы не справимся с операцией, это означает, что люди, которые заслуживают того, чтобы жить, жить не будут. Но мы постараемся избегать ошибок, насколько это возможно, и мы будем извлекать уроки из каждой. Борьба с терроризмом — это мир, по Дарвину.

И мы тоже хорошо учились и, по всей вероятности, опережаем их, но нам необходимо стараться изо всех сил, чтобы оставаться впереди. Мы будем стараться изо всех сил. Биллу Тауни столько же лет, как и мне, годом-другим больше или меньше, подумал Кларк. У него темные редеющие волосы и незажженная трубка во рту. Тауни был полевым агентом и вернулся обратно после десяти лет, проведенных за железным занавесом.

У нас имеется связь взаимодействия со всеми дружественными разведывательными службами или здесь, или в соответствующих столицах. Джон не мог понять, насколько велика эта британская сдержанность. С первого взгляда Тауни выглядел настоящим профессионалом с деловитыми и спокойными карими глазами. В его досье говорилось, что он непосредственно работал с SAS в течение последних пяти лет.

Принимая во внимание достижения SAS в этой области, можно не сомневаться, что поступающие от него разведывательные сведения редко были ошибочными.

Ну что ж, он работал в течение длительного времени с Ави бен Якобом, которого Кларк знал если не очень хорошо, то по крайней мере достаточно хорошо. Пелед был здесь по двум причинам: Немалую часть электроники мы приобрели в магазинах или фирмах, но некоторые приборы делаются только по заказу. Но они не могут творить чудеса, даже для нас. От трех до пяти недель для изготовления некоторых критически важных аппаратов.

Динг сократил пробежку до трех миль, которые они пробежали за двадцать минут. Неплохое время, подумал он, тяжело дыша, но, посмотрев на своих десятерых подчиненных, увидел, что они дышат так же легко, как и перед началом бега, а один или два хитро улыбаются соседям, кивая на своего нового усталого командира. Не говоря ни слова, Динг взял свой пистолет, надел защитные наушники и начал стрелять в цели, изображающие человеческие силуэты, расположенные в пяти метрах.

Вот вам, подумал он, все восемь пуль в голове. Однако Дитер Вебер, стоящий рядом с ним, всадил все свои пули в цель, образовав небольшое отверстие, а пули Пэдди Коннолли ушли в аккуратную дыру диаметром меньше одного дюйма, причем отверстие сформировалось между глаз цели, не задев ни одного из глаз. Подобно большинству американских стрелков, Чавез считал, что европейцы вообще не владеют искусством стрельбы из пистолета.

Наверное, это изменилось в результате тренировки, увидел он. Динг прошел вдоль линии стрелков, наблюдая за тем, как его люди всаживают пули в стальные силуэты, формой и размером напоминающие человеческие головы. Стальные пластины, управляемые сжатым воздухом, тут же возвращались обратно с металлическим звоном после попадания пули. Динг остановился позади старшего сержанта Веги, который расстрелял свой магазин и повернулся. Самое главное, подумал Динг, нужна твердая рука во время прицеливания, несмотря на пятимильную пробежку, которая должна была утомить стрелков и создать впечатление настоящей боевой ситуации.

Но эти сукины сыны стреляли с твердостью гребаных бронзовых статуй. Будучи в прошлом командиром отделения в Седьмой дивизии легкой пехоты, он был когда-то одним из самых крутых, тренированных и наиболее эффективных солдат, носивших армейскую форму, и поэтому Джон Кларк выбрал его для работы в Агентстве — и там он провел несколько трудных и опасных операций.

Действительно, прошло много времени с того момента, когда Домин-го Чавез чувствовал себя недостаточно подготовленным к любой ситуации. Но теперь ему в ухо шептали тихие голоса. Я слышал рассказы относительно Германской горной школы. Теперь знаю, что все это правда. Дитер даже не похож на человека. Он хорош в рукопашной схватке, отличный пистолетчик, исключительно хорош с винтовкой, и я думаю, что он может загнать оленя, если понадобится, и затем разорвать его на части голыми руками. Джулио сам был настолько крутой, что в это трудно поверить.

Всех этих парней из полка SAS трудно сравнить с кем-нибудь. Нам, американцам, придется поработать, чтобы сравняться с ними. Не пройдет и недели, как ты будешь таким же, как мы. Вспомни, как было в горах. Чавезу не хотелось, чтобы ему напоминали об этой миссии. Слишком много друзей потеряно в горах Колумбии во время работы, которую их страна никогда не признала. Пока он наблюдал за тем, как стрелки заканчивают выстреливать свои тренировочные патроны, он многое понял о них.

Если один из его стрелков промахнулся хотя бы один раз, Динг не заметил этого. Каждый из них расстрелял точно сотню патронов — стандартная дневная норма для людей, которые расстреливали пятьсот патронов еженедельно, что отличается от более тщательно запланированных учений. Моя дверь всегда для вас открыта — включая дверь в моем доме.

Если я срочно понадоблюсь, у меня телефон в ванной. А сейчас я хочу пойти и посмотреть на стрелков. Некоторые из этих парней бегают марафон для развлечения, а ты ближе к шестидесяти, чем к пятидесяти.

Они просыпались поздно, один за другим, в течение целого часа. Большинство продолжали лежать в кроватях, затем некоторые отправились в туалет, где они нашли аспирин и тайленол, которые помогли им избавиться от головной боли, которая мучила всех, а также увидели душ. Половина решила принять душ, а другая половина обошлась без него. Кое-кто даже вспомнил, как пользоваться салфетками, увидели сотрудники, сидевшие в контрольной комнате у мониторов. Они встретили того, кто привез их сюда, после завтрака.

Он предложил всем чистую одежду, после того как они приведут себя в порядок. Это, несомненно, ничуть не походило ни на одну из миссий в Бовери, с которыми он был хорошо знаком. Вам придется остаться у нас в течение некоторого времени.

Тут же стояли стаканы, вода, простая и газированная, и лед. Он указал на шкаф. Его глаза улыбались за маской. Оказалось, что, несмотря на утренний час, это не было слишком рано для каждого из гостей, и наибольшее внимание они уделили дорогим сортам бурбона и хлебной водки. Состав, добавленный в алкоголь, был совершенно безвкусным и незаметным для пьющих. Затем все гости отправились в спальню.

У каждой кровати стоял телевизор. Еще двое решили принять душ и после него выглядели похожими на людей. Вы полагаете, что мы можем слегка помыть его, перед тем как Но это не является основанием для ссоры. Он отвернулся от ряда телевизионных экранов и взял меморандум из штаб-квартиры корпорации. С их гостями следует обращаться действительно как с гостями, кормить их, мыть и предлагать им любые напитки, с которыми они справятся в соответствии с продолжением телесных функций.

Эпидемиолога слегка беспокоило то, что все их гости — субъекты для тестов — были безнадежными уличными алкоголиками. Преимущество использования их, конечно, заключалось в том, что гостей никто не хватится, их не будут искать даже те, кого можно назвать друзьями. У немногих были родственники, не знавшие и не желавшие знать, где они находятся. Еще меньше тех, кто удивится их исчезновению.

Нет, все их гости были людьми, списанными обществом не так радикально, как Гитлер списал своих евреев, хотя с несколько большим основанием, подумали оба — Арчер и Киллгор. Эти особи вида, созданного богом, были менее важны, чем лабораторные животные, которых они теперь заменят. И гости являются куда менее трогательными для доктора Арчер, которая испытывала чувство жалости к кроликам и даже крысам.

Киллгору это казалось забавным. Он тоже не испытывал жалости к ним, по крайней мере не как к отдельным животным. Имел значение лишь вид как таковой, не правда ли?

То же относилось и к Арчер, несмотря на ее политико-половую агрессивную точку зрения. Придя к этому выводу, Киллгор вернулся к своим заметкам и записям. Он не сомневался, что это будет весело. Первые две недели начались достаточно приятно. Чавез пробегал теперь пять миль без всякого труда, делал предписанное количество отжиманий вместе со своей группой.

Может быть, стоит попросить оружейника поиграть с его пистолетом. В SAS, размещенном здесь же, был полковой оружейный мастер, про которого говорили, что он тренировался вместе с самим Сэмом Кольтом. Сделать спуск легче и плавнее, может быть. Но это говорила в нем ущемленная гордость. Пистолет — это все-таки второстепенное оружие. Эти парни были поразительными, лучшие солдаты, которые ему попадались или о которых он слышал, признался Динг, сидя за письменным столом и занимаясь ненавистной канцелярской работой.

Он что-то пробормотал про себя. Разве есть в мире человек, который любит канцелярскую работу? По сути дела, почти вся информация, попадающая к ним, была в любом случае бесполезной, но, поскольку это было все, что у них имелось, они читали ее — все-таки это способ борьбы со скукой. Вместе с ней к ним попадали фотографии уцелевших в мире террористов. Его фотографии обрабатывались на компьютере, чтобы показывать возраст в настоящее время, и они сравнивали их с настоящими фотографиями, поступающими от французов.

Солдаты группы проводили немало времени, запоминая снимки всех террористов, потому что когда-нибудь темной ночью в неизвестном месте отблеск света может осветить одно из этих лиц.

Тогда вам понадобится несколько мгновений, чтобы решить, послать или нет пару пуль в это лицо. Если же удастся поймать еще одного Карлоса Ильича Рамиреса, нужно хватать его, поскольку тогда, пронеслось в голове у Динга, вы больше никогда не сможете купить себе кружку пива в полицейском баре или баре, где бывают агенты специальных операций, во всем мире — настолько знаменитым вы станете. Настоящим испытанием является эта гора макулатуры на его столе — однако, по сути дела, она не является макулатурой.

Если им удастся захватить следующего Карлоса, это произойдет, потому что какой-нибудь местный полицейский — в Сан-Пауло, Бразилия, или в Бамфаке, Босния, или где-нибудь еще — услышит что-то от своего осведомителя или кого-нибудь другого, затем пойдет к соответствующему дому, чтобы посмотреть на него.

Тогда в его мозгу сработает лампочка из-за всех постеров, которые наполняют полицейские участки во всем мире, и он вдруг захочет сам арестовать сукина сына прямо на месте. Если же ситуация кажется слишком напряженной, он доложит своему лейтенанту. Тогда специальная команда вроде Группы-2 Динга незаметно развернется и захватит мерзавца, спокойно или после отчаянного сопротивления, перед его женой и детьми, которые могут оказаться на месте, не зная о бывшей карьере своего папы и мужа, и сообщение об этом станет сенсацией на CNN.

В этом заключалась одна из проблем: Чавез, получивший звание майора, посмотрел на часы, встал, направился в общую комнату и передал свою кипу макулатуры мисс Муни. Он собирался спросить, все ли уже закончили, но, по-видимому, все закончили, потому что последний солдат, которого он хотел спросить, уже был на полпути к выходу.

Динг тоже пошел к выходу и по дороге прихватил свой пистолет и пояс. Следующей остановкой будет комната мантий, как ее называют британцы, хотя там нет никаких мантий, а только черные, как уголь, солдатские комбинезоны вместе с защитными бронежилетами. Группа-2 уже собралась, солдаты оделись несколько минут назад для дневной тренировки. Все они были спокойными и расслабленными, улыбались и негромко шутили. Когда каждый надел свое снаряжение, они отправились в оружейную комнату за своими SMG.

Далее они пристроили оружие в положение, больше всего устраивающее каждого стрелка. Всего было шесть основных сценариев, каждый из которых разыгрывался в различной ситуации. Больше всего солдаты ненавидели упражнение внутри корпуса коммерческого авиалайнера. Все остальное — хуже некуда. Им требовалось только проявить храбрость и дернуть за шнурок или закрыть электрический контакт, и тогда, если мерзавец был профессионалом хотя бы наполовину, все на борту самолета превращались в поджаренные тосты.

К счастью, мало кто выбирал такую смерть. Однако Динг и его люди не могли думать об этом. Большинство террористов, по-видимому, боялись захвата больше, чем смерти, так что твоя стрельба должна быть быстрой и точной. Джонстон и Вебер были уже на месте, на противоположных углах квадратного здания. Инструменты показывают от четырех до шести голосов, говорящих по-английски.

Он посмотрел последний раз на расположение помещений внутри здания. Штурм был полностью подготовлен. Стрелки знали внутреннее расположение комнат в здании достаточно хорошо, чтобы видеть их с закрытыми глазами. Понимая это, Динг махнул рукой, давая команду к началу штурма. Пэдди Коннолли первым подбежал к двери, у которой он выпустил очередь из своего автомата и отпустил его. Автомат повис на ремне, а Коннолли вытащил заряд из сумки, висящей на его защитном жилете.

Он прикрепил заряд к дверной раме клейкой стороной и воткнул взрыватель в верхний правый угол. Через секунду он отбежал на десять футов, держа в левой руке контроль детонатора, а правой схватил пистолетную ручку автомата и направил дуло вверх. Когда первый из них выбежал из-за грузовика, Коннолли нажал на кнопку, и дверная рама исчезла в дыму и пламени, а дверь влетела внутрь.

Первый стрелок, сержант Майк Пирс, был меньше чем в секунде позади нее и исчез в дымящейся дыре сразу за Чавезом. Пирс окинул взглядом комнату, увидел, что она пуста, и затем бросился к входу в другую комнату. Динг вбежал в нее первым во главе своей группы — вот они, четыре цели и четыре заложника.

Его пули попали в цель, прямо между нарисованными голубыми глазами, затем повернулся направо и увидел, что Стив Линкольн застрелил своего противника, как планировалось. Меньше чем через секунду вспыхнули лампы под потолком. На упражнение выделялось восемь. Динг поставил свой автомат на предохранитель. Кларк стоял, улыбаясь, слева от мишени, два отверстия виднелись во лбу мишени, гарантируя несомненную мгновенную смерть.

На нем не было защитного снаряжения. И на Стэнли тоже, на крайнем конце, он старался представить себя в выгодном свете, хотя миссис Форгейт и миссис Монтгомери сидели в центральных креслах. Присутствие женщин удивило Чавеза, хотя потом он напомнил себе, что они тоже являются членами организации и, возможно, стремятся показать, что ни в чем не уступают мужчинам.

Он восхищался их смелостью, но не здравым смыслом. Он прошел вперед, осматривая все мишени. В мишени МакТайлера было всего одно отверстие, однако его разорванные края показывали, куда попали обе пули. Каждый из стрелков заслуживал почетное место в 3-м SOG, и каждый был ничуть не хуже, чем когда-то был он, подумал Кларк. Ну что ж, методы подготовки заметно улучшились с того времени, когда он воевал во Вьетнаме, не правда ли?

Он помог Элен Монтгомери подняться на ноги. Она казалась немного потрясенной. Хотя он и был уверен в Динге и его людях, все-таки смотреть в дуло легкого пулемета и видеть вспышки выстрелов немного холодило кровь. А отсутствие бронежилета тоже не было таким уж хорошим решением, хотя он оправдывал это тем, что так он видит лучше, для того чтобы заметить какие-нибудь ошибки.

Впрочем, ошибок он не заметил. Стрелки были чертовски хороши. Вижу, что это ничуть не повлияло на точность вашей стрельбы. А как дела у Группы-1? Не меньше чем шесть телевизионных камер записали операцию. Стэнли просмотрит запись кадр за кадром. За этим последует несколько кружек в сержантском клубе го полка. Британцы, узнал Динг в течение последних двух недель, относятся весьма серьезно к своему пиву, а Скотти МакТайлер бросает дартс не менее точно, чем Гомер Джонстон стреляет из винтовки.

В какой-то мере было нарушением протокола, что Динг, повышенный до звания майора, поднимал кружки пива вместе со своими стрелками-сержантами. Какой хорошей ни была Седьмая пехотная дивизия, она не была настолько хорошей. Стреляют блестяще, и, понимаешь, они ведь не убили нас сегодня случайными выстрелами, правда? У них нет оптимизма, слишком часто они ищут проблемы, которые сложатся неудачно, вместо того чтобы пройти успешно. Но Ковингтон провел в Герефорде семь лет.

Еще пара месяцев — и Динг сравняется с ним. Он уже почти ничем не уступает британцу. Сейчас разница между ними настолько мала, что зависит от того, насколько хорошо каждый из них спал предыдущей ночью, а очень скоро будет зависеть от того, что тот или другой ели на завтрак. Короче говоря, подумал Джон, у него отличные люди, достигшие тренировкой соответствующего уровня.

Теперь ему оставалось только держать их здесь. Оба думали, что они встретились по счастливому совпадению, хотя и по самым разным причинам. Это случилось в Париже, в уличном кафе, их столы стояли рядом друг с другом.

Один заметил, что другой русский, и хотел задать несколько простых вопросов относительно бизнеса в России. Попов, бывший сотрудник КГБ, уволенный по сокращению штатов, теперь метался по Европе в поисках возможности присоединиться к миру капитализма.

Он сразу определил, что у этого американца много денег и потому следует заручиться его поддержкой. Попов явно не был дипломатом, слишком уж открыто и прямо выражал свое мнение, этот фактор положил конец его продвижению в бывшем советском КГБ после звания полковника — сам он по-прежнему считал, что заслуживал звезд генерала.

Как обычно, одно следовало за другим: Попов произвел отличное впечатление на американца своим знанием проблем безопасности на улицах иностранных городов, и затем их беседа перешла в совершенно иную область специальных знаний. Послушай, ты не можешь не знать, чем я занимался перед тем, как покинул службу. Они были, как и мы, убежденными в торжестве мира во всем мире и в марксизме-ленинизме, солдаты — попутчики в борьбе за свободу людей — и, говоря по правде, являлись полезными дураками, слишком стремящимися пожертвовать своими жизнями в обмен на небольшую поддержку того или иного сорта.

Разве вы не видите? Я тоже был членом партии, говорил правильные слова, заполнял тетради ответами, посещал собрания, платил партийные взносы. Я делал все, что должен был делать, но в действительности был агентом КГБ. Я выезжал за границу и видел, какова жизнь на Западе. За границей пища лучше, одежда лучше, все лучше.

Некоторые поступили на ту или иную работу — скорее всего чернорабочими, полагаю, несмотря на то что большинство из них имеют университетское образование. В этот момент Попов подумал, что фильмы являются, возможно, правдой. Неужели американские бизнесмены действительно планируют убийство своих коммерческих соперников и тому подобное? Это кажется совершенно безумным, но, возможно, фильмы не такие уж беспочвенные.

Ты планировал некоторые операции, которые они осуществляли? Большей частью я исполнял роль курьера. Дело в том, что его контакты было исключительно трудно переубедить, после того как они приняли какое-то решение. Попов был корректировщиком, пользуясь западным жаргоном, действительно великолепным офицером-разведчиком, которого, насколько известно, так и не удалось опознать ни одной западной контрразведке.

В противном случае его въезд в Америку через аэропорт Кеннеди не был бы таким незаметным. К концу ужина Попов зарабатывал сто тысяч американских долларов в качестве специального консультанта, думая о том, куда заведет его новая работа, и не беспокоясь об этом. Сто тысяч долларов были большими деньгами для человека с утонченными вкусами, которые нуждались в соответствующей поддержке.

С тех пор прошло десять месяцев, и водка была по-прежнему хорошей в стакане с двумя кубиками льда. Его забавляло то, где он был теперь и чем занимался. Жизнь была такой странной, дороги, которые ты выбираешь, и куда они ведут тебя. Такие дела не организуют по факсу.

Встреча пройдет в безопасном месте. Никто не будет фотографировать меня, и они знают лишь пароль и мое кодовое имя. Конечно, у меня будет валюта. Американские доллары, дойчмарки, швейцарские франки — это будет зависеть от того, что предпочитают наши Мораль всегда была разной и зависела от культуры, опыта и принципов отдельных мужчин и женщин. В случае Дмитрия его родная культура имела всего несколько твердых правил, его опыт должен был воспользоваться этим, и его основной принцип заключался в том, как зарабатывать деньги на жизнь.

Три раза в неделю они практиковались в прыжках с платформы, шестьдесят футов от земли. Примерно раз в неделю производились настоящие прыжки из вертолета британской армии. Чавезу это не слишком нравилось. Воздушно-десантная школа была одной из немногих вещей, которых он избегал во время своей службы в армии, что было несколько странным, думал он, оглядываясь назад.

Он окончил школу рейнджеров в звании сержанта Е-4 , но по той или иной причине не попал в Форт Беннинг. Это было худшим занятием во время пребывания в Герефорде. Его ноги стояли на направляющих полозьях, когда вертушка приближалась к месту выброса. Руками в перчатках он держался за трос в сотню футов длиной — на случай, если пилот неправильно рассчитает высоту.

Никто не полагался на пилотов, хотя жизнь очень часто зависела от них, но этот казался очень хорошим. Затем нос вертушки задрался вверх в мощном динамическом торможении. Ноги Чавеза напряглись, и, когда нос опустился, он оттолкнулся от полозьев и прыгнул. Самое трудное заключалось в том, чтобы остановить спуск у самой земли и не оказаться висящей целью для противника.

На этот раз все прошло удачно, и его ноги коснулись грунта. В этом упражнении был какой-то радостный налет, сказал себе Динг на бегу. Он снова был настоящим солдатом, к чему он привык и что полюбил и чего лишила его служба в ЦРУ. Чавез был человеком, любившим упражняться до пота, ему нравилось физическое истощение от солдатской работы в поле и больше всего нравилось быть с другими, которые разделяли его призвание.

Это было нелегко, даже опасно: Рано или поздно, говорилось в статистике, кто-то получит тяжелую травму, вероятнее всего сломает ногу во время скольжения по тросу при высадке. Однако напряженные тренировки гарантировали успешные действия во время настоящих операций.

По крайней мере, таким был лозунг каждой хорошей армии в мире. Преувеличение, пожалуй, но не слишком большое. Оглядываясь назад из своего укрытия, Чавез увидел, что вся Груп-па-2 успешно спустилась и двигалась вперед, даже Вега, что было достаточно удивительным. Из-за тяжести могучего торса Веги он всегда беспокоился о его лодыжках. Вебер и Джонстон мчались к предписанным местам, у каждого в руках винтовка, сделанная по специальному заказу и снабженная оптическим прицелом.

Радиосвязь в шлемах работала успешно, шипела цифровая кодирующая система, так что только стрелки группы могли понять, что говорилось. Динг повернулся и увидел, что каждый находится в предписанной позиции, готовый выполнить его следующую команду Центр связи находился на втором этаже здания, ремонт которого только что был закончен.

Таким офицером в этой смене был американец из Агентства национальной безопасности, майор ВВС, который обычно одевался в гражданский костюм, нисколько не скрывающий его национальность или характер подготовки. Майор Сэм Беннетт привык к окружению.

Его жене и сыну не слишком нравилось местное телевидение, зато им пришелся по вкусу английский климат и несколько неплохих гольф-клубов находились на расстоянии, которое можно было за короткое время проехать на автомобиле. Майор делал трехмильную пробежку каждое утро, чтобы показать местным жителям, что он не безнадежный лентяй, и предвкушал начало сезона птичьей охоты через несколько недель.

В остальном обязанности были несложными. Генерал Кларк — так теперь все думали о нем — казался неплохим боссом. Он любил, чтобы все делалось быстро и аккуратно, что в точности соответствовало вкусам Беннетта.

К тому же он никогда не повышал голоса. Беннетт за свои двенадцать лет службы работал с несколькими боссами, любившими кричать. Беннетт выпил несколько пинт пива с ним за последние несколько недель, разговаривая на профессиональные темы в офицерском клубе Герефорда.

Однако обязанности вроде тех, которые он выполнял, почти все время были скучными. Раньше майор работал в Центре слежения в подвале АНБ — большой комнате с низким потолком, со стандартными помещениями, разделенными перегородками, с мини-телевизорами и компьютерными принтерами, где постоянно раздавался глухой шум, способный свести человека с ума в длинные ночи наблюдения за происходящим в гребаном мире.

По крайней мере, британцы не считали необходимым запирать в клетки всех рабочих пчел. Для него было просто встать и пройтись по центру связи. Сотрудники здесь были молодыми. Только Тауни перешагнул за пятьдесят, и это тоже нравилось Беннетту.

Капрал знал и быстро перевел французский текст на английский язык. Майор поднял телефонную трубку и нажал на кнопку. В нем находятся несколько служащих. А, да, он знал этот номер. Затем он набрал номер британского посольства в Женеве. Похоже, что там возникла ситуация с заложниками.

Я хочу, чтобы ты оценил ситуацию и доложил мне. Если их полиция не в состоянии справиться с ситуацией, возможно, нам придется оказать им некоторую техническую помощь.

Кто в посольстве поддерживает связь с местной полицией? Хороший специалист при расследовании финансовых преступлений и тому подобного. Скоро они получали прямой поток новостей от местной станции в Берне. Сейчас на месте была установлена только одна камера. Она показывала наружный вид здания — швейцарцам нравилось строить банки, напоминающие городские замки, хотя с определенными германскими чертами, из-за чего они выглядят мощными и грозными. Голос принадлежал репортеру, разговаривающему со своей станцией, а не со слушателями.

Рядом стоял лингвист, готовый вести перевод. Затем послышался новый голос. Местный оператор — чертовски искусный специалист. Он крикнул что-то, я не разобрал. Wachtmeister сказал, более двадцати внутри, посетители банка и служащие. Снаружи только я и мой оператор и примерно пятнадцать полицейских, которых я вижу. Камера выключилась, и шарканье, доносящееся по звуковой линии, дало понять, что оператор переходил на другое место.

Это подтвердилось, когда минуту спустя на экране появилось изображение с совершенно другого направления. У нас ведь имеется договоренность со швейцарским правительством, на случай если они решат обратиться за помощью.

Беннетт, это уже передается по коммерческому телевидению? Они как раз заканчивают небольшую тренировку. Сколько времени, перед тем как, по вашему мнению, нам следует объявить тревогу? Они ведь бывают в Швейцарии, верно? За последние три недели он узнал, что Эдди Прайс был солдатом, какого он не надеялся встретить: Офицеры любили поговорить, это было ему хорошо известно, и доказательство последовало немедленно. Я поступил добровольцем, когда был совсем мальчишкой, в пятнадцать лет.

Хороший парень этот Чавез, подумал он, может быть, даже хороший командир, однако в этом еще нужно убедиться. Он мог задать собственные вопросы, но нет, это не принято, не правда ли?

Каким бы хорошим солдатом ни был Прайс, он пока мало знал об американских военных. Тебе следует быть офицером, Эдди, подумал Динг, но промолчал. В Америке этого парня отозвали бы из его подразделения, как бы он ни сопротивлялся, и послали в офицерскую школу, возможно, с дипломом об окончании колледжа, купленного армией. Другая культура, другие правила, сказал себе Динг. Зато теперь у него чертовски хороший сержант в группе, способный поддержать его. Через десять минут они поставили машину на задней площадке, вошли в здание и, следуя указаниям, направились в центр связи.

Там произошло неудачное ограбление банка и захват заложников. Это все, что сейчас нам известно. Чавез и Прайс взяли вращающиеся стулья и подвинули их поближе.

В худшем случае это окажется учебной тревогой. Пришли в движение заранее запланированные механизмы. На первом этаже были уже готовы билеты не меньше чем на четыре рейса из Гэтвика в Швейцарию, и два вертолета летели в Герефорд, чтобы перебросить его людей с их снаряжением в аэропорт. Кларк считал это лишним. Заставлять солдат выглядеть подобно банкирам, совсем не так просто, верно? Это была одна из вещей, которую ему следует узнать о Европе. Том Клэнси Tom Clancy Имя при рождении: Клэнси, Эдуард Бид — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см.

Клэнси, Филип Александер — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Филип Александер Клэнси англ. Phillip Alexander Clancey Дата рождения: Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим.

Смотреть что такое "Клэнси Т. Книги Красный шторм поднимается комплект из 2 книг , Том Клэнси.