Skip to content

Избранные труды. Поэтика. Семиотика Ю.И. Левин

У нас вы можете скачать книгу Избранные труды. Поэтика. Семиотика Ю.И. Левин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Время и Сознание - Юрченко С. Вселенная и самосознание - Юрченко С. Хасавюрт - Мороз О. Главная ошибка Ельцина - Мороз О. Как Зюганов не стал президентом - Мороз О. Насекомые - экстрасенсы - Белов А. Загадка превращения людей в животных - Белов А. Боги, люди, обезьяны - Белов А. Как это было и к чему привело - Леднев Юрий Минус десять за окном.

Сборник стихов - Леднев Юрий Предощущение. Феодализм и народные массы - Поршнев Б. Очерк политической экономии феодализма - Поршнев Б. Народные восстания во Франции перед Фрондой - Поршнев Б. Книга I - Беляев Ю. Аяуаска, волшебная Лиана Джунглей - Кузнецова Елена Пространства и уровни бытия человеческого существа.

Этика - Баранова С. В тупиках мистики - Мезенцев В. Концепция развития и совершенствования человеческого существа - Баранова С. Типология человека - Владимиров А. Введение в квантовую мифофизику - Ирхин В. Судебная медицина - Датий А. Как стать счастливым в глобальном мире - Лайтман Михаэль Логические основы метода моделирования - Уемов А. Как они мешают правильно мыслить - Уемов А. Храм души - Костяковская Инна Колесо на Оси.

Вечность как она есть - Ермаков О. Записки русского экстремиста - Шафаревич И. Из-под глыб - Коллектив авторов Русский народ в битве цивилизаций - Шафаревич И. Сборник книг - Шафаревич И. Мифы древних славян - Бычков А. Любовь и сексуальность - Розин В. Сборник произведений - Кантор М. История человечества глазами политэконома - Паульман В. Том 1 - Померанц Г. Том 2 - Померанц Г. Следствие ведет каторжанка - Померанц Г. Космические путешествия - путешествующая психика - Базалук О. Стихиям не подвластен - Карцев В.

Стихи - Швец Г. Сборник рассказов - Ерофеев В. Как усыновить ребенка в Украине - Масюк В. Параллельные сходятся в Боге - Ермаков О. Как зарегистрировать и расторгнуть брак в Украине - Масюк В. Пробуждение на планете незрячерожденных - Панова Е. Кубик Игры - Панова Е. Записки трудного ребенка - Панова Е. Как попасть в Ад! Величие и падение Вечного города - Азимов Айзек Фенэтиламины, которые я знал и любил. Часть 1 - Шульгины Александр и Энн Ииссиидиология.

Тайны индейских шаманов - Стукалин Ю. Дикий Запад и его герои - Стукалин Ю. Пифагор прав во всем - Ермаков О. Книга 1 - Данина Татьяна Эзотерическое Естествознание. Книга 2 - Данина Татьяна Эзотерическое Естествознание. Книга 3 - Данина Татьяна Эзотерическое Естествознание. Книга 4 - Данина Татьяна Как привести семейный бюджет в порядок? Исцеляющие практики волхвов - Гнатюк В. Электродинамика - Яковлев А. Классификация потребностей - Яковлев А. Теория объектов и метатеория - Яковлев А.

Мамонт физиологии высшей нервной деятельности - Яковлев А. Карта родины - Вайль П. История одной мести - Соковнин В. Часть II - Швецов М. Мысли в пути - Долецкий С. Вся жизнь как под общим наркозом - Михайлова А. Арсэль - Крутиков А. Благословение Арсэля - Крутиков А. Россия перед вторым пришествием. Пророчества русских святых - Фомин С. Правда о первом русском царе - Фомин С. Истинный смысл - Калашникова С. Истинный смысл жизненных явлений - Калашникова С.

Отцовское путешествие в таинственную историю аутизма - Коллинз Пол Чего не знал Эйнштейн - Ермаков О. Сборник стихов - Донсков Ингвар История человечества глазами политэконома - Паульман В. Теория анклавов - Винокуров Е. О душе и духе. Путь убежденного материалиста - Иванов В.

Повествование о происходящем прямо сейчас - Шмаков В. Здесь Родос, здесь прыгай! Введение в схемологию - Розин В. Культурология - Розин В. Семантика сакрального текста - Розин В. Книга 5 - Данина Татьяна Эзотерическое Естествознание. Книга 6 - Данина Татьяна Эзотерическое Естествознание. Книга 7 - Данина Татьяна Эзотерическое Естествознание.

Книга 8 - Данина Татьяна Собрание сочинений в восьми томах. Том 1 - Кони А. Собрание сочинений в восьми томах. Том 2 - Кони А. Том 3 - Кони А. Том 4 - Кони А. Том 5 - Кони А. Том 6 - Кони А. Том 7 - Кони А. Том 8 - Кони А. Сборник публикаций - Розин В. Том 1 - Кучин Владимир Всемирная волновая история. Том 2 - Кучин Владимир Всемирная волновая история. Том 3 - Кучин Владимир Всемирная волновая история. Кризис мира онлайн - Белов А. Энциклопедия драгоценных камней и кристаллов - Белов Н.

Вся правда о мозге. Популярная неврология - Шпитцер Манфред Создатель, мы и управление - Сафронов В. Сборник статей - Сизанов А.

Стоп - Медведева И. Настольная книга манипулятора - Сурженко Л. Загадка женственности - Фридан Бетти 22 тайны христианского пути - Серебров К. Поэтический сборник - Мищенкова О. Некоторые откровения о Садгуру - Сатпатхи Ч. Уроки различения - Сиянов Н. Система объединенных биополей - Хачатрян В. Герметическая Традиция - Серебров К. Затерянный в Мирах - Ремизова-Бабушкина Н. Истина Жизни в Огне Духа! Часть - Ремизова-Бабушкина Н. Как я вырастил новые зубы.

Диаграммы, маятники, рамки - Красавин О. Стихи огненные - Ремизова-Бабушкина Н. Книга 2 - Лошаков В. Куда течет река времени? Стратегическое управление процессами развития Севера России - Кондраль Д. Глаз космита, антропа Луны - Ермаков О. Русский вопрос в идеологии черной сотни - Размолодин М. Пространство в искусстве - Елизаров Е.

Четыре смысла одного квадрата - Галушко Ю. Серия рассказов Интерпретатор - Бодхи Тоска по Врубелю. Способы защиты от негативных биоэнергий - Васильев В. Факты истории и современность стенографии. Статья - Губская Е. Странная вера доктора Швейцера - Грекова Т. По следам минувших эпидемий - Грекова Т. Атеизм и медицина - Грекова Т. Великая Французская Революция - Кропоткин П.

Двойничество - Агранович С. Гармония - цель - гармония - Агранович С. Сборник книг - Суворов А. Краденые латы - Иванов А. Нелинейная коммуникация - Жебит В. Магическая медицина со всего мира - Гофман О. Учебник - Коллектив авторов Джордано Бруно и герметическая традиция - Йейтс Фрэнсиc Боги, герои, мужчины.

Архетипы мужественности - Бедненко Г. Архетипы женственности - Бедненко Г. Сонеты усталого Арлекина - Мищенкова О. Понимание - Богат Е. Золотое весло - Богат Е. Избранное - Богат Е. Апокалипсис или возрождение - Ефимов В. Похождения молодого охотника и его друзей - Трофимов В. Военная и экологическая безопасность. Международное право и сила - Трофимов В.

Новое исследование его миссии - Скоробогатова Р. Золотой Рыбк - Красуля Ю. Человек, город, сети - Митчелл Уильям Ииссиидиология. Возрожденный оккультизм - Холл Мэнли Палмер Десять самых красивых экспериментов в истории науки - Джонсон Джордж Бриллианты для диктатуры пролетариата - Семенов Ю. Пароль не нужен - Семенов Ю. Нежность - Семенов Ю. Испанский вариант - Семенов Ю. Альтернатива - Семенов Ю.

Третья карта - Семенов Ю. Майор Вихрь - Семенов Ю. Приказано выжить - Семенов Ю. Экспансия - Семенов Ю. Путешествие к заре жизни - Докинз Ричард Нанонауки. Семь лет олимпийского строительства - Коллектив авторов Быстрее мысли - Пекелис В. Кибернетическая смесь - Пекелис В. Современное состояние - Пекелис В. Возможное и невозможное в кибернетике - Пекелис В. Дела практические - Пекелис В. Кибернетика ожидаемая и Кибернетика неожиданная - Пекелис В.

Итоги развития - Пекелис В. Перспективы развития - Пекелис В. Лекции по культурологии - Поликарпов В. В Кто правит миром? Или вся правда о Бильдербергском клубе - Эстулин Даниэль Градива - Коллектив авторов Фасцинология. Ежегодник авторской академии фасцинологии - Соковнин В. Социологический анализ - Бабосов Е. Общая социология - Бабосов Е. Геополитическая карикатура - Верещагин И. Управление процессами модернизации политической системы - Кондраль Д.

Новое человечество и образ будущего - Шилин К. Принципы современного гностицизма - Веор Самаэль Аун Размышления о человеке и мире - Шелейкова Н. Цивилизация и рабство - Паульман В. Свет цвета - Лобаненко Н. Сознание Каландера - Азими К. Сборник книг - Ильясов Я. Глобальная аномалия вместо Конца света - Брюшинкин С.

Коллективная карма - Богданович В. Мокрые под дождем - Соловейчик С. Странствия Альхазреда - Тайсон Дональд Крестовые походы по-за лже историей - Кривонос Валентин Введение в тантру. Только строже - Горобец Б. И не шутят - Горобец Б.

Язык и компьютер - Журавлев А. Встреча с замечательными людьми - Севастьянов Константин Сочинения - Громыко Г. Сверхспособности человека, удивившие Бога - Кашницкий С. Целители и целительство - Стемман Рой Изложение. Последняя книга наций - Пчелинцев Александр Моя жизнь провидца. Потерянные мемуары - Кейси Эдгар Высшее совершенство. От Дзогчена до Православия - Захаров Ю.

Тайна имени - тайна судьбы - Ермаков О. Все о браках по расчету. Отрывок - Масюк В. Из дум о былом - Анциферов Н. Быль и миф Петербурга - Анциферов Н. Петербург Достоевского - Анциферов Н. Петербург Пушкина - Анциферов Н. Разговор по душам - Румянцев П. Кругосветное путешествие длиною в год - Красько В. Избранная проза - Добрынин А. О природе научной ошибки Эйнштейна - Ермаков О. Истинная иерархия элементарных частиц - Ермаков О. Введение в антропонимику - Рогалев А.

Мир, человек, язык - Рогалев А. Имиджелогия - Почепцов Г. Книга 2 - Антонова Т. Астробиолокация - Красавин О. Экономика во власти стихии перманентного кризиса - Паульман В. Корневой народ и корневой язык Земли - Ермаков О. Народная душа и сила национальности - Розанов В. Мировая история в свете Святого Грааля. Великое девятое столетие - Штайн Вальтер Йоханнес Путь неофита в герметической школе.

Книга 1 - Серебров К. Сутра новой веры с комментариями автора - Кукалев С. Волхвы против глобализма - Велимир Третий Луч - путь к новой Эре. Духовная миссия России - Анопова Е. Пушкина - Агранович С. Неизвестный Хемингуэй - Агранович С. Живые души, или похождения Лебедько - Лебедько В. Будущее науки в XXI веке. Следующие пятьдесят лет - Брокман Джон Предвыборная кампания. Практика против теории - Матвейчев О. Китай на стыке тысячелетий - Матвейчев О.

Что такое политический консалтинг? Сборник - Салль С. Болезнь легионера - Алексеев Сергей Собранье сновидений. Венок сонетов - Эрмитажу - Мищенкова О. Права животных - Безобразов П. Полное практическое руководство - Филлипс Дэвид А. Смерть и жизнь сикацу - Саката Эйо Златое слово Руси. Крах антирусских наветов - Лесной Сергей Империя: Диалог с Космическим Разумом: Экономическая теория славянофилов и современная Россия - Катасонов В.

Венок стихотворений и сонетов - Мищенкова О. Левиафан и дитя - Юрченко С. Том 1 - Сидоров В. Том 2 - Сидоров В. Физиотерапия в неврологии - Смычек В. Если бы я был Сталиным - Кунгуров А. Кто делает президентов - Кунгуров А. Таинство молитвы - Мартинус Идеальная пища - Мартинус Космические лекции.

Сборник статей - Мартинус Пасха. Спаситель и человечество - Мартинус Переступая порог смерти - Мартинус Превыше страха смерти - Мартинус Судьба человечества - Мартинус Числа Судьбы - Костенко Андрей Черепно-мозговая травма: Нумерология - с чего начать? Будущее человечество - Калашников Максим Статьи и речи по вопросам международной политики - Луначарский А.

Упадочное настроение среди молодежи. Есенинщина - Луначарский А. Человек нового мира - Луначарский А. Собрание сочинений в 8 томах - Луначарский А. От Спинозы до Маркса - Луначарский А. Европа в пляске смерти - Луначарский А. Как работает мозг - Картер Рита Сборник книг - Хокинг Люси Пресыщение - Хокинг Люси Диалектика современного глобального социально-экономического кризиса - Паульман В.

Посланники небес - Лоуренс Ричард Мистерии великих опер - Гендель Макс Воспитание детей и научная астрология в учении ордена розенкрейцеров - Гендель Макс Посвящение древнее и современное - Гендель Макс Уроки посвященного.

Самоорганизация в неравновесных системах - Пригожин И. К решению парадокса времени - Пригожин И. История болезни - Весельницкая Ева Мобилизационная экономика. Может ли Россия обойтись без Запада? Русские во Второй мировой - Уткин А. Новый мировой порядок - Уткин А. Политический портрет - Уткин А.

Избранное в двух томах. Том 1 - Рубакин Н. Том 2 - Рубакин Н. Принципы, проблемы и политика - Макконнелл К. Волшебство застывшей радуги - Невский Д. Моя жизнь под землей воспоминания спелеолога - Кастере Норбер Полвека под землей - Кастере Норбер Занимательная спелеология - Дублянский В. Пещеры и моя жизнь - Дублянский В. Карстовые пещеры и шахты горного Крыма - Дублянский В. История Украинской спелеологии - Дублянский В.

Карстовые пещеры Украины - Дублянский В. Зеркало лимба - Мальро Андре Королевская дорога. Словарь по культурологии - Гуревич П. Геноцид - Глазьев С.

Теория долгосрочного технико-экономического планирования - Глазьев С. Сборник книг - Проханов А. Транссибирский экспресс - Михалков Н. Выиграть жизнь - Сундаков В. Мудрость веков - Шапошникова Л. Книга 9 - Данина Татьяна Домой, на Небо! Становление России - Мизун Ю. Что такое язык - Леонтьев А. Сборник книг - Алексеев С. Сборник книг - Басинский П. Путешествие длиною в жизнь - Сенкевич Ю. На Ра через Атлантику - Сенкевич Ю.

Их позвал горизонт - Сенкевич Ю. Как развить интуицию и скрытые особенности - Лысенко Оксана Ковчег эволюции. Погибшая планета - Владимиров А. Сборник книг - Владимиров А.

Рассказы - Соловьев Л. Избранные произведения - Соловьев Л. Книга юности - Соловьев Л. Избранные естественнонаучные произведения - Леонардо да Винчи Избранные произведения. Том 1 - Леонардо да Винчи Сказки, легенды, притчи - Леонардо да Винчи Изгнание торжествующего зверя - Джордано Бруно История России с древнейших времен.

Русь изначальная - Соловьев С. История России с древнейших времен. Книга II - Соловьев С. Книга IV - Соловьев С. Книга V - Соловьев С. Книга VI - Соловьев С. Книга IX - Соловьев С. Книга X - Соловьев С. Книга XI - Соловьев С. Книга XV - Соловьев С. Петровские чтения - Соловьев С. Собрание сочинений в 12 томах. Том 5 - Васильев Б. Том 6 - Васильев Б. Том 7 - Васильев Б.

Том 8 - Васильев Б. Том 10 - Васильев Б. Том 12 - Васильев Б. Том 11 - Васильев Б. Среди тайн и чудес - Рубакин Н. Начала матемасофии - Золотухина И.

Как адмирал Ушаков Черное море русским сделал - Конюхов Ф. Как я стал путешественником - Конюхов Ф. Космос и люди - Конюхов Н. Мягкая сила в истории Германии: Пути моделирования мышления - Шамис А. Статьи и монографии - Шамис А. Славянское единство - Будилович А. Мандалы, талисманы и обереги своими руками - Шевченко Маргарита Теория государства и права конспект лекций - Якушев А. Дополнительный том - Фрэзер Джеймс Джордж.

Загробный Мир по древнерусским представлениям - Соболев А. Найденные берестяные грамоты с ученическими упражнениями мальчика Онфима дают о ней вполне ясное представление. Учитель показывал начертания букв, говорил, очевидно, как они звучат. Древнерусские учителя в своей преподавательской деятельности могли также ориентироваться на авторитет знаменитого югославянского книжника, сподвижника Кирилла и Мефодия — Климента Охридского.

О дидактических приемах Климента рассказывалось в его житии: Сначала велел ученикам перерисовывать отдельные буквы, затем объяснял значение ими написанного и, наконец, сам водил их рукой, прививая навыки скорописи. Методика, на современный взгляд, достаточно необычная, но, надо полагать, действенная: Климент считался превосходным учителем.

Судя по тому, что открытые при археологических раскопках в Новгороде писала-стилосы имеют с одного конца плоскую лопаточку, первоначальная тренировка начертания букв происходила с использованием навощенной деревянной дощечки-церы. Ученик записывал буквы и мог легко стереть неудавшийся вариант. Затем переходили к упражнениям на бересте. Писать на бересте непросто — требуется сила и твердость руки. Если рассмотреть грамоты Онфима, то в них обнаружатся наборы букв и цифр, слоги и обрывки фраз, кроме того, чрезвычайно интересные рисунки.

На одном из рисунков под двумя рядами букв изображен ряд человечков с растопыренными руками. По размерам и форме начертания человечки очень напоминают те самые буквы, которыми мальчик был занят вначале. Очевидно, образное мышление Онфима было хорошо развито — он верно подметил сходство и смог адекватно его выразить. Еще занимательней картинка, на которой ребенок изобразил себя самого.

Изображена фигура воина, сидящего на коне и поражающего копьем поверженного противника. Батальные сцены встречаются и на других грамотах: Изображая всадников, он и себя воображает побеждающим воином. Перед нами фиксация детских мечтаний древнерусского мальчика о том, что будет, когда он станет взрослым.

Подобно безвестным владельцам деревянных мечей, Онфим представлял себя на поле битвы. Возможно, Онфим видел не только и не столько настоящие битвы хотя исключать этого мы не можем — слишком частыми были в то время и неприятельские набеги и междоусобные столкновения , сколько изображение этих битв на иконах и книжных миниатюрах.

Можно предположить, что вкус к рисованию и наблюдательность могли в дальнейшем привести Онфима не в боевые ряды княжеской дружины, а в иконописные мастерские. Впрочем, более чем велика вероятность, что изучение грамоты и робкие попытки художественного творчества так и остались единственными интеллектуальными упражнениями, которые довелось освоить маленькому новгородцу. Высшим образцом подобного рода отношений была жизнь самого Христа и его учеников-апостолов. Авраамий был образцом древнерусского книжника.

Выказав большую страсть к чтению еще в детские годы, Авраамий сохранил ее и в зрелости. Не было ему равных и в толковании прочитанного. Наставничество в подвижнической жизни Авраамия имело большое значение. По мнению известного исследователя древнерусской культуры В.

Проповеди его пользовались популярностью и собирали большую аудиторию. При этом Авраамий как интеллектуал не замыкается в работе со словом. Им были написаны две иконы: Ефрем во всем достоин своего учителя — он начитан и владеет литературным языком, Учитель для него — образец для подражания и нравственный эталон.

Создание жития Авраамия он понимает как исполнение долга перед Учителем и перед всеми, кому его образ может помочь в деле морального совершенствования.

Представления о целях хорошего образования в древнерусском обществе значительно отличались от современных. Монах Киево-Печерского монастыря Никита, ставший впоследствии епископом Новгорода, затворился в келье и стал вместо молитв читать божественные книги.

В деле этом он очень преуспел — помнил наизусть почти всю Библию. Однако, как ни странно, на это, казалось бы, богоугодное дело его подбивал нечистый. Однако и сам Клим был далек от того, чтобы утверждать самостоятельное значение произведений Гомера, Аристотеля и Платона, в обращении к которым обвинил его Фома. Конечная цель образования высшего порядка по древнерусским стандартам не столько овладение знаниями, сколько приобретение навыка понимания, истолкования фактов жизни и святых книг, христианского мировоззрения.

Таким образом, оно направлено на развитие философского мышления по типу присущей всему европейскому Средневековью экзегезы. Именно для помощи в развитии этого навыка, для направления его в нужное русло и нужен был учитель-наставник. Примеры образованности такого рода дает сам Клим Смолятич. Распространенное бытовое явление он истолковывает в соотнесении с Царством Божьим; пьяный человек из просто неприятного субъекта превращается у него в прислужника Сатаны.

Мастера слова устраивали открытые прения, в которых побеждал более изощренный богослов. Представление о том, что, когда, по словам Г. Предметом спора была проблема употребления в пищу мяса в Господские праздники, т. Не менее оживленная, хотя и, судя по всему, заочная дискуссия самого что ни на есть схоластического толка развернулась между иерархами о местонахождении Рая.

Список примеров может быть продолжен. Однако уже и из приведенных сюжетов видно, что интеллектуальная среда древнерусского общества достаточно существенно отличалась от византийской. В общественном сознании населения империи присутствовало две противоположные традиции восприятия ценности образования. В Византии и в средневековое время продолжала развиваться греко-римская система, основанная на изучении дисциплин тривиума и квадриума, ориентированная на развитие письма и речи.

Особенностью византийской системы образования также является светский в целом его характер. Что особенно важно, существовала среда интеллектуального общения, объединявшая образованных людей, исповедовавших культ бескорыстной дружбы, питавших глубокое уважение к науке и слову, любителей тонкой игры ума и словесного художественного творчества.

Любарский персонализирует борьбу двух этих противоположных тенденций в истории противостояния Михаила Пселла и патриарха Кирулария. Какую традицию суждено было унаследовать зарождающейся русской культуре, решилось само собой: Это были приверженцы аскетической традиции, менее интеллектуально изысканной. Для утонченного интеллектуала стольный город союза варварских племен было, конечно, далеко не самым приятным местом пребывания.

Ни изящных застолий, ни тонкой игры ума в дружеской беседе в восточнославянских землях искать было нечего. А радость просвещения язычников была ему неведома. Михаил Пселл на русской митрополии вряд ли справился с обязанностями пастыря: Декларативный отказ от знаний не означал отказа от книжности, а следовательно, и от умственной работы как таковой.

Вопрос стоял лишь о ее формах и целях. Так или иначе нужды государства и общества требовали культивирования профессионалов умственного труда, которые если сами себя таковыми и не считали, то фактически ими являлись.

Они давали организационную форму, в рамках которой люди, занимавшиеся умственной работой, могли трудиться в режиме наибольшего благоприятствования. Обеспечение интеллектуальных потребностей — одна из важнейших функций монастырей в средневековом обществе.

На Руси такого не произошло. Другое проявление того же явления можно видеть, например, в долгом сохранении иконописной традиции. Отсюда, кстати, и идет тот исключительный интерес, который проявляют иностранцы к русским иконам: Крупными духовными корпорациями были значительные городские храмы.

При них создавались центры переписки книг. Возможно, что книжная мастерская была организована при храме Софии Киевской. Тем не менее предположение об организации скриптория именно при Софийском соборе кажется вполне убедительным, поскольку в дальнейшем большие храмы часто становились центрами книжного производства.

Кроме того, как показало исследование Л. То есть среди переписчиков правда, только тех, кто оставил памятные записи на страницах кодексов преобладали представители белого духовенства, причем далеко не высших его слоев.

Работать могли семейными артелями: Монахи, конечно, тоже занимались переписыванием. Во всяком случае, вряд ли Никон писал книги для получения дополнительного дохода — это было для него особого рода служение.

В то время как для персонажей, голос которых дошел до нас благодаря работам Л. Столяровой, переписывание — рутина, скучное и трудное занятие, осуществляемое, надо полагать, для того, чтобы подзаработать. К таковым следует прежде всего отнести священников, служивших в небольших приходских храмах.

Их функции в приходе были самыми разными. Помимо богослужения, они могли брать на себя воспитание и образование детей прихожан об этом речь шла выше , могли быть полезны и как грамотеи. Во-первых, для переписки книг: Во-вторых, для составления документов и писем светского характера.

Письменной фиксации отношений собственности требовала усложняющаяся социально-экономическая жизнь древнерусского общества. К предположению о большой вероятности существования подобного рода профессионалов приходят академик В.

Зализняк, по наблюдениям которых среди новгородских берестяных грамот встречаются написанные одним и тем же почерком от лица разных людей. Бросается в глаза его профессионализм, который проявляется в особенностях почерка, тяготеющего к книжной традиции. Светская власть также служила центром притяжения для людей, способных к умственному труду. Однако всякий раз сотрудничество принимает разные формы. В Византии интеллектуальная элита служила источником пополнения элиты государственной.

Философы, риторы, юристы и поэты занимали высшие должности имперской администрации. Более того, хорошее образование было залогом карьеры. На Руси сложилась иная обстановка. При дворах древнерусских князей не видно интеллектуалов, занимавших особенно видное положение. Если возникала нужда в идейной поддержке, князья обращались за помощью к монастырям, к духовенству вообще. В относительной отчужденности людей умственного труда от власти были как отрицательные, так и положительные стороны.

С одной стороны, неучастие интеллектуалов в делах управления неизбежно снижало их социальный статус, препятствуя тем самым развитию науки даже в ее средневековом схоластическом воплощении. С другой — та же самая отчужденность давала больше свободы. Древнерусский книжник, живя за счет своего монастыря, мог позволить бо?

По мнению известного исследователя древнерусской литературы И. Приселков далек от истины. Непосредственно вокруг князя мы видим в основном людей практического склада. Ценился ум, но не образованность сама по себе. Это, конечно, не означает, что людей грамотных и начитанных не было. Но положение их в окружении князя было невысоким. Рекламируя себя, Даниил писал: Рассуждая о возможных вариантах прохождения службы, Даниил выстраивает такую альтернативу: Но это его не пугает — слишком бедственно его нынешнее положение.

Ожидаемые трудности заключаются в другом. Кроме того, Даниил демонстрирует свои способности: Возможно, похожим образом приходили люди наниматься в боевую дружину — показывая себя, они демонстрировали умение владеть мечом и копьем. К сожалению, судьба Даниила нам неизвестна. Нашлось ли ему место? Как было сказано, идеологические нужды княжеской власти с принятием христианства вполне успешно удовлетворялись монастырским и городским духовенством. Светский интеллектуал вполне мог остаться без работы.

Но сам факт обращения Даниила к князю показывает, что такая социальная категория существовала. Хотя, очевидно, потребность в ней была не очень велика. Таких древнерусская эпоха знала немало: Этот последний особенно интересен. С его именем связывают летописную повесть о посольстве великого киевского князя Изяслава Мстиславича к Владимиру Галицкому, в котором сам боярин участвовал.

В повести содержатся такие подробности, которые могли быть известны только очевидцу, участнику событий. Рыбаков считал Петра автором киевской летописи, охватывавшей события княжения Изяслава Мстиславича и его потомков — полувековой период. Если это предположение верно, то перед нами несомненно — аристократ-интеллектуал, мудрый советник, посол и книжник, опора князя в политических делах и летописец, обеспечивавший фиксацию исторических событий в нужном свете. Хотя не исключено, что за спиной знатного боярина стоял безвестный, хотя в профессиональном плане более удачливый коллега Даниила Заточника, труду которого мы обязаны за подробный летописный рассказ.

Если первый социальный тип, находивший применение знаниям и плату за труды у княжеского двора, воплощает образ Даниила Заточника, то другой, еще более загадочный, может быть условно обозначен именем легендарного Бояна. Дружинные певцы, прославлявшие в своих произведениях воинские подвиги вождей и их соратников, широко известны в древней и раннесредневековой Европе: Думается, Древняя Русь не была исключением из этого ряда.

Хотя прямых источников информации о профессионалах такого рода у нас немного. Других персоналий материалы древнерусской письменной истории нам не дают.

Впрочем, вряд ли следует пренебрегать эпическим материалом. Об историчности народного гусляра Садко писал известный исследователь русских былин В. Это не мифологический купец типа Вяйнемейнена, но и не скоморох, потешающий своих слушателей песнями не всегда высокого достоинства.

Это — настоящий художник, и, как тип певца, он несомненно историчен. Мы знаем, что художественная культура Древнего Новгорода представляет собой одну из мировых вершин в развитии средневекового искусства.

Это относится и к архитектуре Новгорода, и к его живописи, и к его литературе, о чем прежде всего свидетельствует эпос. Мы имеем все основания предполагать, что на том же высоком уровне находилось и музыкальное искусство Новгорода и что оно высоко ценилось и было популярным. И хотя Садко в былине выступает вне княжеской дружины, песнетворчество могло привести его и туда.

В данном случае важен сам факт не просто существования, но и достаточной распространенности типа профессионального певца-музыканта, его популярности в обществе. В былине прямо указывается источник существования, характер заработка гусляра:. Возможно, древнерусские песнотворцы были функционально близки скандинавским скальдам.

Скандинавское присутствие на Руси было достаточно обширным — дружинных певцов здесь не могли не знать. Однако нельзя не обратить внимания и на весьма существенные отличия. Скальды часто были известными общественными деятелями. Владение словом — одно из престижных достоинств норманнского воина и вождя. Древнерусские князья, напротив, стихов не сочиняли. Ни для кого не секрет, что в рамках той или иной малой группы проходила и проходит основная часть жизни человека. Важно быть гражданином на вече, воем в ополчении, но выступать в этих общественных ролях человеку Древней Руси приходилось не каждый день, а вот общение с женой, с соседями, с детьми происходило ежечасно.

Нормы повседневного поведения в узком кругу могут не меньше сказать нам о культуре наших предков, чем высшие ее достижения в сфере искусства и духовного развития. Да и для самих людей Древней Руси общественная оценка каждого человека зависела не только от его принадлежности к известному слою населения, но и от личного умения вести себя среди людей.

Поведение, как и одежда, в древнерусском общественном сознании носило знаковый характер. Одновременно имела место и обратная зависимость — каждый человек должен вести себя сообразно своему состоянию возрасту, общественному положению и пр.

Повышенное внимание к этикету, присущее всем практически традиционным обществам, хотя и в меньшей степени, чем в средневековой Европе, но проявляется и на Руси. Обращает на себя внимание, что адресатом поучений выступает то воображаемый богач, то бедняк. Причина этого в том, что, имея в виду некоего усредненного читателя, составитель Изборника являвшийся, как считают, одновременно и автором некоторых текстов подбирал материал с расчетом, что всякий человек относительно одних богат, а относительно других беден.

В обществе с незавершившимся социальным расслоением, когда между очень богатым и совсем бедным существует множество переходных состояний, это была естественная ситуация. Характерно, что высокий моральный уровень тесно увязывается именно с правильным поведением , а не с внутренними устоями, как то привычно современному человеку.

Прежде всего речь идет об определенной умственной дисциплине: Но при этом внешне эта погруженность в горние сферы никак не проявляется: Эта внешняя скромность противопоставлена насыщенной, хотя и несколько однообразной внутренней жизни: Сверстников своих встречает с миром, а младших с любовью.

Такой вот древнерусский идеал. Древнерусский человек обедал обстоятельно и поэтому с большим вниманием относился к соблюдению порядка в этой сфере. Нормы почти тысячелетней давности не отличаются от современных, внушаемых человеку с самого юного возраста: Человек, согласно наставлениям автора Изборника, вообще должен говорить мало, а больше размышлять.

Осуждался смех по всякому поводу; это не означало, конечно, что смеяться вообще было нельзя, нужно только, как говорилось: По древнерусским представлениям, много смеющийся и без умолку болтающий человек не может быть умным.

Устав Ярослава устанавливает даже штраф за оскорбление жен различных категорий населения: Поскольку этикет в средневековом обществе был прежде всего востребован в придворной жизни, в Изборнике года не оставлены были без внимания и правила поведения с вышестоящими.

Нужно сказать, что наставления и в этом разделе не устарели до сегодняшнего дня, хотя и немного отдают то ли византийским раболепством, то ли системой отношений в горкоме комсомола что, впрочем, почти одно и то же.

Лучше всего с ними не ссориться и выдерживать некую среднюю линию поведения: Нельзя держать себя с сильным запанибрата, как будто с равным: Иное дело — князь: Князя полагалось слушаться на совесть, здесь проявило себя отношение к князю как к священной фигуре, бытовавшее в древнерусском обществе см.

Здесь требовалось проявить уже не холодный расчет, а искреннее послушание, поскольку князь являл собой символ и воплощение стабильности, общественного и даже космического порядка.

Несовместимы с образом хорошего человека на Руси считались жадность и стяжательство. Моральные нормы владения имуществом неоднократно повторяются в Изборнике. Во-первых, совершенно очевидно, что для князя, боярина, младшего дружинника, свободного общинника или холопа нормы поведения были различны. Лихачева, изображения представителей разных социальных групп в древнерусской литературе этого периода: Так, для князя важны были внешние проявления силы и могущества, благоверия и мужества, для боярина-дружинника — храбрость, мудрость в совете, преданность, для представителя духовенства — отрешенность от мирской суеты, аскеза и пр.

Известная доля мирской веселости, терпимая у мирянина, не могла допускаться в поведении монаха или священника и пр. Во-вторых, идеал христианского смирения не мог быть доминирующим в обществе, элиту составляло военное сословие, главные достоинства которого всегда базировались на признании ценности безрассудной отваги, авантюризма, агрессивности, амбициозности. Скромность теоретически приветствовалась, но должна была иметь границы. Он действительно три года проработал на поварне, прислуживая всей братии; своими руками колол дрова для приготовления пищи и носил их с берега Днепра кто бывал в лавре, знает, как крут там склон , потом служил привратником.

Вопреки всем благостным наставлениям древнерусских книжников, его непосредственное окружение и родственники были отнюдь не довольны его выбором, он вызывал скорее негодование. Об особом социальном значении хвастовства в военно-дружинной среде свидетельствуют и данные эпоса. Козловского, хвастовство былинных персонажей на пиру Владимира Красна Солнышка носит характер манифестации социальной позиции в системе общественных связей эпического княжеского двора.

Собственно, даже проявление скромности у человека Древней Руси часто носило характер вызова общественному мнению, нарочитой демонстрации, противопоставления себя окружающим.

Таков, например, знаменитый древнерусский святой подвижник Феодосий Печерский — для него хождение в грязной и бедной одежде в детском возрасте было своего рода знаменем борьбы против матушки, принуждавшей его соблюдать нормы поведения, принятые в среде провинциальных вельмож, к которым принадлежало семейство Феодосия.

То есть каждая социальная группа для того, чтобы не выпадать из установившейся социальной практики, должна была использовать санкционированные обществом формы проявления социального статуса, и скромность здесь не имела ценности — ценилась адекватность маркировки. Надевший рубище князь или разодетый в золото холоп в равной степени нарушают порядок, а значит, вызывают общественное порицание. В-третьих, следует отметить отличие в цели этикетных норм, предписываемых учительной литературой и повседневной жизнью.

Как было сказано, главная цель книжных наставлений — воспитать богобоязненного, праведного с христианской точки зрения человека, поведение которого безупречно прежде всего в свете посмертного суда и воздаяния за грехи.

А обыденные нормы ориентировали человека на соблюдение общественного порядка. Главная их цель — облегчать межличностную коммуникацию, давая социально приемлемые стереотипы поведения в кругу ближних.

Конечно, отчасти книжные и повседневные нормы совпадали, но совпадение было далеко не полным. Так, например, пропагандируемое церковью повсеместное ограничение веселья и смеха было, безо всякого сомнения, совершенно неактуально в светской простонародной, далекой от книжной образованности среде. Представления скоморохов, несмотря на все неодобрение церкви, продолжались на Руси многие столетия и сопровождались, конечно, улыбками и смехом.

Однако не общие принципы построения норм являются главной загадкой древнерусского этикета. Как было уже сказано, при всей распространенности этикетных тем в древнерусской литературе остается в точности неизвестным, как звучало в древнерусском разговорном языке приветствие, прощание, ответ на благодарность.

Это, пожалуй, первая серьезная проблема, которую нам предстоит решить. Начнем с того, что известно. Но что при этом говорилось? Было ли приветствие связано с пожеланием здоровья, как в современном русском языке? Или это было пожелание хорошего дня утра, вечера , как в большинстве европейских языков? Утверждение известного петербургского лингвиста и литературоведа В.

Не проясняют ситуацию и берестяные грамоты, найденные в изобилии при археологических раскопках Древнего Новгорода: Следует констатировать, что в произведениях древнерусской литературы сцены приветствия персонажей, как правило, опускаются как самоочевидные. Герои сразу переходят к беседе на конкретную тему. И все-таки судить о возможных формах приветствия в Древней Руси можно по косвенным данным. Думается, однако, что если реконструкция В.

Колесова верна, то это приветствие, вполне органичное в древнюю родовую догосударственную эпоху, с изменением общественного строя и выходом на лидирующие позиции соседской общины должно было отойти в прошлое вместе с родовым укладом.

Тем не менее пренебрегать этим источником нельзя ввиду отсутствия других свидетельств по интересующему нас вопросу. Следует обратить внимание, что, в отличие от современного порядка, Агапий желает встречному доброго пути не при прощании, а при встрече, а его визави не желают ему здоровья, а интересуются, здоров ли он.

То, что указанный вопрос о здоровье носит характер стандартного приветствия, подтверждается тем, что в ответ Агапий не начинает на самом деле рассказывать о своем самочувствии. Подобная форма приветствия в виде вопроса о здоровье, а не пожелания его встречается достаточно часто например, в современном татарском языке: Одни раз в качестве прощания Агапий слышит: Эта последняя фраза кажется, однако, слишком длинной и книжной, чтобы быть распространенной в среде мирян.

Что же касается пожелания доброго пути, пожелания быть услышанным Богом и вопроса о здоровье — все это могло быть взято переводчиком апокрифа и из окружающей действительности. Весьма сложной задачей является реконструкция военного этикета. Быть может, древней этикетной формулой начала поединка была известная рыцарственная фраза-предупреждение князя Святослава Игоревича: Впрочем, и в военной среде Древней Руси более важными считались этические, а не этикетные вопросы.

Военной этике в древнерусской литературе уделяется немало внимания. Это тем более знаменательно, что известные нормы имеют, по-видимому, древнее дохристианское и догосударственное происхождение.

Необходимо быть осмотрительным в выборе знакомств. Однако даже и неочевидный злодей может оказаться неподходящей компанией. Важно вовремя разглядеть тайного врага и не сближаться с ним. Неизвестный автор поучения, попавшего в Изборник, был весьма подозрителен, он предостерегает: Лучше также не общаться с людьми богаче себя или бедней. Несмотря на настороженность в отношении к людям, проявляемую в Изборнике, дружба была, конечно, хорошо знакома древнерусскому обществу.

Крепкая и искренняя дружба мыслилась сродни братским отношениям. О богатырской дружбе повествует русский эпос: Вступление в духовное братство здесь, как видно из дальнейшего повествования, не совместное пострижение в монахи, а именно крестовое побратимство.

Неразлучные друзья попадались и среди монахов. В том же патерике есть рассказ о Евгарии-дьяконе и Тит-попе. Имея в своей основе идею братолюбия, дружеские узы воспринимались как нечто священное и безусловно положительное. Недаром против нелицемерной дружбы злоумышляет Дьявол. Это он посеял неожиданную вражду между Евгарием и Титом. И вот они уже избегают друг друга. Когда Тит идет с кадилом, Евгарий отбегает от фимиама, а если не отбегает, то Тит нарочно не кадит на бывшего друга.

Так продолжалось довольно долго. Попытки помирить друзей оканчивались неудачей. Но однажды Тит заболел и захотел все же перед смертью помириться с Евгарием. Однако Евгарий и не думал мириться. Как только стало очевидно, что примирения не будет, ангел поразил виновника насмерть. Предательство стало темой и упомянутой истории об Иоанне и Сергии. Только здесь причина измены дружбе известна — сребролюбие. Иоанн разболелся и оставил на попечение друга и духовного брата своего пятилетнего сына Захария.

Вместе с сыном друга Сергий получил золото и серебро — внушительную сумму. Ее он должен был отдать Захарию, когда тот вырастет. Однако когда пришло время возвращать деньги воспитаннику, Сергия обуяла жадность, и он заявил, что никакого золота и серебра не получал, что покойный Иоанн по безумию своему все деньги отдал Богу, нищим и убогим и у него ничего нет. Захарий умолял отдать хотя бы часть, но Сергий упорствовал.

И тогда Захарий попросил Сергия поклясться в Печерской церкви пред чудотворной иконой Богородицы. Как только клятвопреступник попытался это сделать, его обуял ужас, он узрел уже знакомого нам немилосердного ангела, беса.

На этот раз все закончилось менее плачевно. Сергий во всем сознался и вернул украденное. Таким образом, в Древней Руси осознавалась не только ценность дружбы, но все связанные с ней сложности. Многие изречения превратились в известные пословицы: Свободное время человек Древней Руси проводил в общении с друзьями и знакомыми. Советы на этот счет обнаруживают основательное знакомство автора текста с предметом.

Прежде всего, отведав меду, не следует мешать веселиться другим. Если избрали старшиной, т. К выбору темы беседы следует подходить обдуманно, избегать острых тем: Однако действительность была далека от предложенного Изборником теоретического идеала.

Воплощение книжного образа скорее можно было найти в элегантных дружеских застольях византийской знати, а не в буйных пирах варварской Руси. Пиры и народные празднества имели глубокие корни в языческой эпохе и были важным общественным институтом, выполняющим функции социально регламентированного со-бытия , местом социально значимого общения, а не просто пустого времяпрепровождения.

Эти представления нашли отражение в эпосе. Так, Василий Буслаев, попав на казачью заставу,. Сведения о народных праздниках и пирах содержатся во многих источниках. В его произведении открывается нам панорама всеобщего повального пьянства. Масштабы этого явления епископ сравнивает с пожаром, которым охвачен не только город, но и окрестности. По мнению епископа, хмель сродни огню: Чувствуя на себе ответственность бороться с этим, как ему кажется, злом, проповедник уподобляет хмельной внутренний огонь адскому пламени и заявляет: Будучи осведомлен, что в Библии ничего не сказано о греховности пьянства, Григорий увязывает божественный гнев не с употреблением спиртных напитков как таковым, а с безобразным поведением, которое свойственно перепившим людям.

А в самом процессе все происходит так: Рыгающего смрадом пьяницы Бог так же гнушается, как мы — мертвого смердящего пса. Пьянство изгоняет из человека Святой Дух, как дым отгоняет пчел.

Аналогичные представления отмечены Б. В принципе, епископ Григорий не против употребления спиртного: Страдало несдержанностью и духовенство: Зная эту всеобщую для древнерусского общества слабость, церковные иерархи проявляли особую заботу о том, чтобы по крайней мере духовенство ввело потребление спиртного в определенные рамки. Заботилась об этом и светская власть. Не являясь преступлением для мирянина, пьянство попов, чернецов и черниц, согласно Уставу Ярослава, подлежало митрополичьему суду ст.

Однако церковные власти не ограничивались карательными мерами. Впрочем, существовали формы досуга, не связанные с пирами и народными гуляньями, индивидуальные, более спокойные.

При раскопках кургана Черная Могила близ Чернигова были найдены более сотни бабок и бронзовые битки к ним, какие-то полусферические костяные фигурки с шариком наверху, тоже, очевидно, предназначенные для игры, костяные брусочки, помеченные очками от одного до шести. Весьма популярна была игра в шахматы.

Проникновению игры способствовали обширные торговые связи Руси со странами Востока. О восточном пути проникновения шахмат на Русь свидетельствует многое. Во-первых, терминология — названия большинства фигур сохранили здесь свое изначальное восточное значение. Во-вторых, форма фигур — в их пластике особенно в древний период чувствуется влияние мусульманского мира — подобно арабским, русские шахматные фигуры изначально имели абстрактную форму и лишь позже обрели изобразительный вид.

О широком распространении игры свидетельствует археологический материал. Шахматные фигуры были обнаружены в большом количестве при раскопках в Новгороде и во многих других древнерусских городах.

Вместе с тем в письменных источниках древнерусского периода упоминания о шахматах крайне скудны. Оригинальные русские произведения о шахматах молчат. Линдер, заключалась в отрицательном к ним отношении, свойственном Византии, служившей культурным эталоном для Древней Руси. Шахматы были запрещены Шестым Вселенским собором в Константинополе под страхом отлучения от церкви. Эта игра осуждалась наравне с игрой в кости и иными азартными играми. Подобное отношение существовало и в средневековой Западной Европе, где шахматная игра также подвергалась осуждению со стороны католической церкви.

Впрочем, на Руси осуждение шахматной игры имеет, как правило, в большей степени риторический характер, оно встречается в произведениях нравоучительного характера, но в сохранившихся покаянных вопросниках такого греха — игры в шахматы — не встречается. Нужно думать, что, осуждая по образцу Византии игру в шахматы, русское духовенство не решалось начать полномасштабное наступление на это, в общем-то, невинное развлечение.

Табуированность мата часто приводит к опусканию слов с матерными корнями в высказываниях апозиопеза: Также часто употребляются эвфемизмы , однако А. Плуцер-Сарно указывает на то, что, вследствие относительно слабой табуированности мата и высокого потенциала словобразования от матерных корней, эвфемизм матерного слова может восприниматься просто как более изощрённый и экспрессивный вариант исходного выражения [8].

Левин выделяет следующие области практического использования мата [21]:. Существует множество различных церковных циркуляров и указов иерархов, направленных против мата, начиная с самых ранних времён христианства на Руси. Новгородская первая летопись рассказывает, что в году великий князь литовский Ольгерд пришёл с войском к Новгороду, заявляя: Тогда новгородцы, желая помириться с Ольгердом, убили на вече Остафия Дворянинца, который своей бранью вызвал поход Ольгерда, после чего был заключён мир [26] [20].

Ценные данные содержатся в челобитной Ивана Колычева на князя Василия Микулинского. На крайнюю распространённость матерной брани в русской разговорной речи XVI — XVII веков указывают как записки иностранных путешественников например, Адама Олеария [28] , так и русские поучения того времени [14].

Буланин датирует XVII веком [29] , указывало на то, что такой бранью оскорбляются три матери: Матерь Божия, родная мать каждого человека и Мать — Сыра Земля. Из словарных статей [31]:. Согласно Кодексам об административных правонарушениях русскоязычных стран, а именно России статья Использование мата считается неприемлемым в приличном обществе и в литературе , и обычно цензурируется в периодической печати, на телевидении, радио и в других СМИ.

Несмотря на это, употребление мата традиционно очень широко распространено в устной речи у самых разных половозрастных групп общества. Встречается он также и в современной литературе В. Сорокин [36] , и др. Клинских , и в кинематографе фильм Духless.

Тем не менее большей частью людей, говорящих на русском языке, мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, популярный певец Ф. Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции , это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности [38]. Кирилина указывает на тесную связь мата с выражением отношений доминирования-подчинения, в том числе в небольших социальных группах [40].

Согласно разъяснениям Роскомнадзора , в российских СМИ запрещается употребление четырёх матерных слов [41]:.